36Ряд сёл зоны АТО, в непосредственной близости от которых прошла линия фронта, оказались лишены всех признаков принадлежности к украинской государственности, кроме флага. Отсутствие коммунальной инфраструктуры и медицинской помощи, недостаток медикаментов и продуктов питания, отсутствие органов власти и правопорядка, неэффективная «пропускная» система превращает эти населённые пункты в ничейную «серую зону».

Проблемы «серой зоны», — 22 мая в Киеве в рамках круглого стола «Невидимые города и сёла. Жизнь в населённых пунктах, расположенных на прифронтовых территориях», — обсудили волонтёры, правозащитники и представители государства.

Вы чьих будете?

«Проблема «ничейных» населенных  пунктов, за которые не берёт ответственности ни та, ни другая сторона, и где отсутствуют любые органы власти, касается сравнительно небольшого количества сёл и посёлков, – рассказывает волонтёр благотворительного фонда «Восток-SOS» Константин Реуцкий. – Мы не имеем полной картины, но предполагаем, что их около десяти-пятнадцати вдоль всей линии фронта. В Донецкой области — это такие посёлки как Павлополь, Тельманово, Коминтерново, Водяное, Пищевик, Черненко. В Луганской — это Лопаскино и Лобачёво. Речь идёт о одной-двух тысячах человек. Казалось бы, это небольшое число, но давайте представим свой благополучный район Киева, который вдруг оказался на линии фронта, что, кстати, вполне возможно в недалёком будущем. Вот представьте, что вы не можете сходить в магазин, вызвать милицию, скорую, обратиться в больницу и вообще в любой государственный орган и вам приходится длительное время прятаться от обстрелов в подвалах и постоянно бояться за свою жизнь».

По словам Константина Реуцкого, помимо этих населённых пунктов, на подконтрольной Украине территории находится ещё множество сёл, посёлков и городов с десятками тысяч жителей, в которых в той или иной мере отсутствуют необходимые для жизни элементы инфраструктуры.

«Люди страдают каждый день вот уже на протяжении года, и их проблемы не решаются. Отсутствуют представители власти, которые объясняли бы, чего им ждать от Украины, чем им может помочь Украина. Всё это отдано на откуп местной власти, которая на этих территориях, увы, была связана с сепаратистскими структурами. Часть чиновников в бегах, часть деморализована и не выполняет свои обязанности. В моменты обострения военного противостояния часто органы власти просто отсутствуют. Люди могут месяцами жить без света, воды, газа. Зимой люди жили в Попасной и Дебальцево в холодных подвалах без света, воды и газа, с недостаточным количеством продовольствия. Я обращаюсь к представителям власти: мы не можем себе позволить действовать исключительно в рамках законодательного поля. Оно несовершенно и не отвечает вызовам войны. Каждый чиновник должен, если того требуют потребности людей, выходить за рамки этого поля и импровизировать. Также, как это делает огромное количество волонтёрских организаций, которые, несмотря на свою многочисленность, не имеют такие возможности как государство, и не способны самостоятельно решить все проблемы зоны АТО»,  – говорит Константин Реуцкий.

Волонтёр благотворительного фонда «Восток-SOS» Юлия Красильникова обратила внимание на то, что до сих пор государство не проводит эвакуации местного населения из обстреливаемых населённых пунктов.

«Бывают случаи, когда местные жители просто физически не могут самостоятельно организовать эвакуацию. Например, в селе Лопаскино Новоайдаровского района Луганской области: на шестьдесят три человека местных жителей есть только один автомобиль. Районные администрации не обеспечивают такие поселки транспортным сообщением. В таких местах почти никогда нет своих собственные медицинских учреждений. Раньше люди имели возможность получить скорую помощь из больниц, находящихся в районных центрах, но сейчас из-за обстрелов кареты скорой помощи туда не ездят. Ситуация осложняется частой нехваткой бензина. В таких условиях местным жителям остаётся надеяться только на милость военных, которые нередко довозят людей до больниц или оказывают медицинскую помощь на месте», – рассказывает волонтер.

По словам Юлии Красильниковой, в маленькие населённые пункты волонтёры почти не заезжают, предпочитая более распиаренные в медиа города.

«Когда приезжаешь в такие «медвежьи углы», первое, что слышишь: «Нас все бросили, мы не знаем какая у нас власть, мы никому не нужны». В некоторых из таких сёл действуют мобильные магазины, в которых есть возможность приобрести основные продукты питания и вещи. Однако товары для маленьких детей, детское питание в них отсутствуют. Эту категорию товаров люди могут получить только из рук волонтёров», – рассказывает Юлия.

«Ещё одна проблема  – это если не полное отсутствие правового поля, то, как минимум, отсутствие многих правовых гарантий и механизмов контроля на подконтрольных территориях, – рассказывает Константин Реуцкий. – Часто там царит произвол. Местные жители страдают, в том числе, и от украинских военных. Это происходит ввиду отсутствия механизмов контроля и не всегда хорошей дисциплины в армии, а также ввиду отсутствия военной службы правопорядка, о которой много говорят, но до сих пор её так и не удосужились сформировать. Люди иногда могут рассчитывать только на порядочность и благородство военных. Чаще всего эти качества всё-таки им присущи, но, увы, надо констатировать — не всегда».

Сокоординатор благотворительного фонда «Восток-SOS» Александра Дворецкая сообщила, что Донецкая областная администрация обращала внимание военных на нарушение дисциплины в вооружённых силах, совершение преступлений, в том числе и украинскими военными и обращалась с просьбой к военным как-то повлиять на эту ситуацию.

Без пропуска? Под бомбы!

«Только по официальным данным в Донецкой области, насчитывается 3663 разрушенных войной зданий. Также согласно данным Донецкой администрации, в области, на оккупированной территории осталось сто девяносто две тысячи пенсионеров, которые не смогли переоформить пенсии, и на данный момент не получают гарантированные государством выплаты. Читая подобную статистику можно легко забыть, что за каждой цифрой скрывается трагичная история живого человека. Если искать причины того, почему так много пенсионеров не переоформили свои пенсии, мы можем уверенно предполагать, что во многом этому поспособствовала неэффективная пропускная система», – отметила Александра.

«19 января, после очень сильного обстрела, люди, которые больше не в состоянии это терпеть, попытались выехать, – рассказывает жительница находящегося в прифронтовой — «серой зоне» — села Павлополь Елена Иванова. – Но с блокпоста все машины, вместе с детьми, заворачивали обратно в село, и только после того как вмешалась миссия ОБСЕ, 21 января, колонна в двадцать одну машину, в сопровождении ОБСЕ, под обстрелами выехала из села. До этого всех разворачивали. Куда разворачивали? Под бомбёжку!»

Юрист благотворительно фонда «Восток-SOS» Левон Азизян рассказал, как проблема проезда местных жителей через контрольные блокпосты на линии размежевания решается в других населённых пунктах.

«Аналогичная проблема была в сёлах Виноградное и Пионерское Донецкой области. Там, она была достаточно легко решена. Военным просто был передан список жителей этих населённых пунктов, а так же жителей Мариуполя, которые имеют там дачные участки. И жители по предъявлению паспорта с пропиской могут свободно передвигаться через блокпосты. Совершенно иная ситуация сложилась в сёлах Павлополь, Черненко, Пищевик, Лебединское, Водяное и Коминтерново. Эти населённые пункты, находясь на освобождённой территории, фактически отрезаны от Украины. Жители этих населённых пунктов обязаны получать пропуска, чтобы выехать из своего села, так как последние контрольные блокпосты украинской армии были установлены при въезде в населённые пункты, несмотря на то, что в этих сёлах боевиков нет, и они являются освобождёнными. То есть село вроде бы освобождено, но физически находиться за линией размежевания», – рассказал Левон Азизян.

По словам юриста на каждом блокпосту существует «свой» порядок пропуска: где-то пропускают по предъявлению паспорта, где-то за взятку, а где-то не пропускают совсем.

«Прошло уже пять заседаний совместной рабочей группы, представителей волонтёрских организаций и СБУ по совершенствованию этой пропускной системы. Но нам пока не удалось существенно продвинуться в этом направлении, – рассказывает глава инициативы «Донбасс-SOS»Александр Горбатко. – Первые три заседания мы потратили на борьбу за полную отмену этой системы, мы ругались три дня и доказывали, что она не нужна, однако представители СБУ не пошли на такой шаг. И теперь мы работаем над тем, что бы максимально улучшить её и упростить людям процесс получения пропуска. На данный момент, нас заверили, что отдельный пропуск на личный авто транспорт и фотографии для пропуска будут отменены. Ведь это полный бред, когда человеку с пропуском и правами нужен ещё и пропуск для машины».

Кроме того, представитель Уполномоченного по вопросам соблюдения прав внутренне перемещенных лиц и член  рабочей группы по вопросам пропускной системы Жанна Лукьяненко рассказала, что на последнем заседании рабочей группы удалось договориться о беспрепятственном проезде через линию разграничения родителей с детьми, даже в случае отсутствия у них пропусков. А в список возможных причин  пересечения линии фронта во временном порядке о въезде и выезде с неконтролируемой территории, будет внесен пункт о опасении за свою жизнь и жизнь своих детей в связи с боевыми действиями или конфликтом с представителями «ЛНР/ДНР»

Денис Мацола для Informator.lg.ua

Share