Марта Щепаник из Варшавы в декабре работала в мониторинговой миссии в прифронтовой зоне на Донбассе. Она отслеживала соблюдение прав человека на востоке, своими наблюдениями делилась в фейсбуке.

Марта работает в отделе международного образования Хельсинкского фонда по правам человека. Международная мониторинговая миссия, в которой принимала участие Щепаник, организована благотворительным фондом «Восток-SOS» и организацией «Немецко-русский обмен» (DRA).

В рамках проекта эти структуры регулярно мониторят соблюдение прав человека в связи с конфликтом на востоке Украины. В миссии приглашают правозащитников и гражданских активистов из других европейских стран.

Свои.City подготовили обзорный материал на основе публикаций Марты Щепаник. Публикуем его с позволения автора.

11 декабря

Первый день миссии по мониторингу прав человека на востоке Украины начался в городе Золотое Луганской области. Город состоит из пяти микрорайонов, некоторые из которых были захвачены самопровозглашенной «Луганской народной республикой» во время войны, а другие оказались в «серой зоне» между позициями украинских войск и поддерживаемых Россией боевиков.

С 2015 года демаркационная линия на Донбассе прошла через населенный пункт, а 1 ноября 2019 года в микрорайоне №2 (Золотое-4) прошло разведение войск (по 1 километру с каждой стороны). Это было предварительным условием проведения переговоров в нормандском формате в Париже.

Гражданские лица, проживающие в зоне разведения (расширенная «серая зона»), сообщают, что их безопасность может быть под угрозой, поскольку они не защищены от возможных атак, включая акты мести за их приверженность к одной из воюющих сторон. Опасение вызывает возможное неожиданное возобновление боев.

Один из вопросов, на который миссия мониторинга попытается найти ответы – какие меры будут предприняты украинскими властями для обеспечения безопасности гражданских лиц, оставшихся в этой и других зонах разведения войск.

13 декабря

Станица Луганская, единственный действующий пункт пересечения границы, соединяющий территории «Луганской народной республики», контролируемые сепаратистами, и часть Луганской области, контролируемую украинским правительством. Мост через реку Северский Донец был разрушен в начале войны и временно заменен деревянным сооружением. После столь необходимой реконструкции новый мост был открыт всего несколько недель назад – 20 ноября.

Условия остаются сложными, большинство людей, с которыми мы говорили, удовлетворены материально-техническими улучшениями, которые сопровождаются либерализацией режима пересечения границы. Например, расширение списка предметов, которые можно перевозить через границу.

Присутствует несколько гуманитарных организаций, есть автобусное сообщение. По оценкам, за последние недели трафик немного увеличился и в настоящее время составляет 13 000 пересечений в день.

Большинство тех, кто пересекает мост – пенсионеры в возрасте от 50 до 60 лет, некоторые старше 80-ти лет и страдают от серьезных проблем со здоровьем. Жителям «ЛНР» необходимо ездить каждые два месяца, чтобы получить свою пенсию на украинской стороне, но многие пересекают контрольно-пропускной пункт чаще – для того, чтобы посещать родственников и выполнять другие дела.

15 декабря

Село Крымское в Луганской области расположено всего в нескольких километрах от линии соприкосновения и включено в будущий район разведения вооруженных сил на Донбассе. Освобожденный от сепаратистского контроля в октябре 2014 года, населенный пункт продолжал подвергаться интенсивному обстрелу со стороны «ЛНР». Довоенное число жителей сократилось с 1212 человек до 543 жителей в 2019 году.

Ряд гуманитарных организаций оказывают помощь местному населению (состоящему в основном из пожилых людей), и их основные потребности удовлетворяются. По словам местных респондентов, с середины лета 2019 года число обстрелов значительно сократилось, что может быть связано с предвыборной кампанией и возобновлением политического процесса, направленного на поиск решений конфликта.

Местный чиновник сообщил, что многим жителям села трудно привыкнуть к тому факту, что они больше не слышат обстрела.

«Их умы и тела стали зависимыми от выброса адреналина, в ожидании услышать взрывы и обстрелы. Особенно ночью. После нескольких лет жизни под обстрелами тишина стала чем-то, что заставляет чувствовать себя неловко, чем-то, чему нужно снова учиться и заново адаптироваться к изменившимся условиям», – рассказал он.

18 декабря

Пограничный пункт (КПВВ) «Майорск» в Донецкой области. Обслуживает как транспортные средства, так и пешеходное движение. Ежедневно регистрируется около 6000 пересечений.

С сентября 2019 года на контрольно-пропускном пункте были расположены укрытия от непогоды, чтобы у людей не было документов, поврежденных в результате дождя или снега. Несмотря на эти улучшения, условия остаются сложными и создают угрозу безопасности, поскольку район вокруг КПВВ заминирован.

До войны Майорск был пригородом города Горловка, который контролируется сепаратистами «ДНР». После прогулки вокруг пары жилых кварталов на территории, контролируемой украинской стороной, обнаружены последствия разрушений от войны, которые переплетаются с остатками некогда нормальной человеческой жизни.

19 декабря

Один из самых сложных дней нашей миссии. Село Пески было одной из горячих точек битвы в донецком аэропорту, которая продолжалась с осени 2014 года до весны 2015 года.

Конфликт вынудил большинство из 2000 жителей бежать из населенного пункта. В настоящее время под контролем украинских властей, в красной зоне проживают 11 пожилых людей, которые категорически отказались покинуть свои дома. Другие жители, перемещенные в соседние города, ждут момента, когда они смогут вернуться домой.

Местный гуманитарный работник из бывших жительниц села Пески следит за тем, чтобы те, кто не хочет уезжать, регулярно получали воду и продукты питания, удовлетворяли свои основные потребности.

Жители сообщают о трудностях с получением сертифицированной документации, подтверждающей уничтожение их имущества, что позволило бы им требовать компенсации. Они возлагают надежды на возможное разведение вооруженных сил в этом районе, что могло бы сделать этот процесс более эффективным.

С начала конфликта жители записали местонахождение временных могил каждой неопознанной жертвы обстрела и наземных мин в прилегающих полях, чтобы можно было установить их личность и похоронить должным образом после того, как мир и справедливость вернутся в Пески.

Источник: Свои.City 

Share