ловаолволп«Ополченцы» тоже часто попадают в плен к боевикам «ЛНР». Пленным бойцам «народных республик» приходиться терпеть пытки и издевательства от своих соратников не меньше, чем всем остальным узникам. Об этом в четвёртой части своих воспоминаний рассказывает луганчанин Алексей Сергеевич, почти полгода просидевший в одной из камер борцов за «русский мир».

Часть четвёртая. Свои-чужие

Однажды вечером в камеру охранники под руки ввели человека и потребовали, чтобы мы срочно освободили для него один из ближайших к входу матрацев. Когда его подвели к освободившемуся месту и усадили на него, он рухнул и лежал не шевелясь. Меня поразило его лицо – опухшее, темно-бурячного цвета с узкими щелями глаз. Он совершенно не реагировал на окружающих, дышал часто и поверхностно. Довольно скоро к нему пришли несколько медиков из госпиталя, в который превратили библиотеку «Машинститута» (Восточно-украинского национального университета – ред.). Они с озабоченными лицами обступили этого человека, и попытались с ним заговорить, осматривали его, щупали пульс. Медики негромко переговаривались между собой и из их разговора стало ясно, что пациент безнадежен. Менее чем через час его забрали из нашей камеры. Тюремный телеграф работал очень быстро. Выяснилось, что этот человек был автомехаником или автослесарем в одной из украинских воинских частей, расположенной в Сватово, и занимался ремонтом боевой техники. Ему это очень не нравилось, так как он сочувствовал сепаратистам. Он дезертировал из своей части и полями – в обход автотрасс и блокпостов – пробрался в Луганск. После этого он явился к сепаратистам и с радостью сообщил о своем прибытии, рассказав кто он и откуда прибыл. Но его тут же препроводили в ГБР (Группа быстрого реагирования – отряд «Бэтмена» – ред.), заподозрив в том, что «казачок-то засланный». Ну, а в ГБР методы дознания были отработанные… Мне кажется, что после столь «горячего» приема со стороны луганских сепаратистов горе-дезертир горько раскаялся в своем поступке, но слишком поздно. После того, как его забрали из нашей камеры, его больше никто не видел… Скорее всего, его труп, как и трупы других замученных пытками людей, вывезли за город и выбросили в лесополосе.

Ещё когда я был в первой камере, бросили к нам двух сильно пьяных мужчин. Инкриминировали им нападение на часового. Я не знаю, что там было на самом деле, но они рассказывали, что они просто сильно нажрались. Один из них был ополченцем в другом отряде, а второй только туда записался. Ему дали место в казарме, выделили автомат и на радостях они напились.  Проходили мимо «Машинститута», где и было расположение отряда «Бэтмена», и где мы были в заключении… И то ли обратились, то ли по пьяни прицепились к часовому… Короче, один из них схватил за дуло его автомата. Часовой расценил это как нападение на себя, по рации вызвал подмогу. Их скрутили, избили и на подвал.

Одному из них застегнули наручники сзади – за спиной и, как я понимаю, туго затянули. Кинули на спину, а он был тучным мужчиной и, естественно, он больно ударился руками. Он начал жаловаться что больно, требовал снять наручники и освободить.  Никто, естественно, не обращал на него внимания. Второй его товарищ стучит в дверь, просит снять наручники. Его посылают. Мы говорим ему: «Успокойся, не дразни их сейчас». Он ничего не воспринимает, опять стучит в дверь, требует. Получает по голове. Мы его уговариваем: «Успокойся, будет только хуже». «Нет, это мой друг, мой товарищ, ему больно». Опять стучит, опять получает. А тут ещё его товарищ, будучи сильно пьяным, выдаёт фразу: «Вообще-то, я за единую Украину! Я в отряд шёл к сыну – уговорить его, чтобы он оттуда ушёл».

В камере были заключённые-сепаратисты, которые тут же донесли на него. Заходит «Маньяк» потирает руки и говорит: «Это ты очень удачно к нам попал».

Потащили в пыточную. Что там с ним делали я не знаю, но крики были жуткие. Приволокли его через некоторое время назад, швырнули на пол.  Я так понимаю «Маньяк» просто устал.

Через какое-то время появляется «Хохол», узнаёт эту историю. Говорит ему подняться, но тот не может. «Хохол» хватает его за ногу, тащит опять в пыточную. Опять крики. Через некоторое время его волокут назад, он уже еле стонет, но продолжает требовать, чтобы наручники сняли, потому что больно. «Хохла» это взбесило, он заматерился, отошёл на расстояние для разбега и, разбежавшись, прыгнул ему на грудь. Послышался треск. Этот заключённый умолк.

«Вот, скотина, падла, наконец-то ты заглох!», – говорит «Хохол».

Утром этот «ополченец» замычал, задёргался и затих. Вызвали начальника госпиталя, организованного в этом же «Машинституте», пожилую женщину с позывным «Тигра». Меня поразила её реакция.

Спрашивает начальника тюрьмы: «Я должна где-то расписаться, что я засвидетельствовала смерть? Нет? А, ну тогда я пошла».

То есть – ну, умер и умер, подумаешь… Дали двум заключённым одеяло: «Грузите это дерьмо!»

Вынесли на одеяле, погрузили в машину. Как потом они рассказывали, вывезли в какую-то лесопосадку, выбросили и всё.

Эта история имела продолжение. Как я уже говорил, этот человек был в одном подразделении со своим сыном. Его друг сумел передать информацию о его смерти наружу.

Бросили на подвал как-то двух пьяных сепаратистов. Они оказались из того же подразделения, что и этот забитый – подразделение «Лиса». Он попросил передать эту информацию командиру: «Отца «Доктора» здесь забили и меня здесь держат! Только пусть командир не звонит «Бэтмену», а сам придёт».

Приехал сын с командиром и бойцами. Друг погибшего рассказал всё в присутствии «Бэтмена». Сын узнал, что его отца его же соратники забили до смерти. Потребовал, чтобы ему хотя бы вернули тело.

«Это же мой отец!» – говорит сын.

А «Бэтмен» ему в лицо смеётся и говорит: «Ну откуда же я знал, что это твой отец?»

Друг погибшего думал, что его заберут. Но его оставили, вернули в камеру и жутко избили. И потом постоянно избивали и издевались. Приходил сам «Бэтмен» и говорил: «Ты, сволочь понимаешь, что из-за тебя информация дошла до самого руководства ЛНР?!»

Продолжение следует…

Работа по документированию, а также юридическая помощь людям, которые были в плену, проводится при поддержке Международного фонда “Возрождение” в рамках проекта “В поисках справедливости: Систематизация нарушений прав человека, зафиксированных в зоне вооруженного конфликта на востоке Украины”

Если ваши близкие пропали без вести или были похищены, вы не знаете, где их искать и как освободить из плена, вам нужна юридическая помощь и вы стремитесь восстановить справедливость, после освобождения из плена вам нужна медицинская помощь – обращайтесь на горячую линию БФ «Восток-SOS» по телефонам+38 (099) 736 42 41, +38 (098) 009 44 20, +38 (063) 917 09 71

Если вы хотите поддержать людей, переживших плен, или семьи, чьи близкие оказались в заложниках, вы можете предложить свою помощь по указанным выше телефонам или написать нам по адресу: [email protected] 

Записал Мацола Денис для Informator.lg.ua

Share