alena_lunevaС юристкой «Восток-SOS» Аленой Луневой анализируем законы о реинтеграции Донбасса: статус оккупированных территорий, признание РФ страной-агрессором, продление особого порядка местного самоуправления.

Депутаты Верховной Рады проголосовали за президентский законопроект о реинтеграции Донбасса в первом чтении. Соответствующий законопроект №7163 поддержали 233 народных депутатов. Законопроект №7164 о мирном урегулировании ситуации в Донецкой и Луганской областях принят за основу и в целом.

Татьяна Курманова: Что было в законопроектах и что приняли?

Алена Лунева: Я бы не говорила про реинтеграцию Донбасса, потому что эти законопроекты не о реинтеграции. Ничего о восстановлении Донбасса в них нет. Я бы сказала, что они достаточно разные.

Законопроект №7163, инициатором которого выступает президент Украины, о реализации государственного суверенитета на отдельных территориях Донецкой и Луганской областей он содержит основные положения, которые касаются прекращения АТО и декларирования того, что Россия является страной, которая совершила внешнюю военную агрессию в отношении Украины, каким образом будут переподчинены военно-гражданские администрации, военные администрации Вооруженным силам Украины и тому объединенному оперативному штабу. Я бы не стала говорить, что он несет существенные изменения для людей, которые проживают на оккупированных территориях или для тех, кто переселился оттуда.

Что касается альтернативных законопроектов, тут по-другому. Автором первого альтернативного проекта является Оксана Сыроед. Это четвертая попытка внести законопроект, который бы касался установления статуса временно оккупированной территории за частью Донецкой и Луганской областей, он объединяет эти области и Крым по статусу временно оккупированной территории, но сюда вернулись все те многократно критикуемые положения, которые Оксана Ивановна пыталась «пропихивать (меры по деоккупации, все, что касается так называемых фильтрационных мероприятий в отношении лиц, которые все время проживали под оккупацией, запрет выборов какое-то время, запрет выплат пенсий до деоккупации на неподконтрольных территориях).

Что касается свободовского законопроекта, законопроекта Луценко, альтернативного проекта Натальи Веселовой, они по сути не рассматривались (как и законопроект Сыроед), но эти законопроекты в большей степени направлены на элиминирование Минских соглашений, которые тоже были раскритикованы в президентском законопроекте, там целая статья посвящена выполнению Минских соглашений.

Татьяна Курманова: Сыроед настаивала на том, что в президентском законопроекте вооруженные силы могут использоваться в мирное время.

Алена Лунева: Она много за что критиковала, и за то, что отсутствует дата начала оккупации, и мы не называем войну войной. Для меня персонально он плох в процедуре его продвижения — вредоносной сути, против который мы выступали бы 100%, там нет.

Есть то, что нужно доработать. В первую очередь, нас волнует гуманитарная ситуация и реализация прав граждан, людей, которые проживают на неподконтрольной территории. А тут есть отсылочная норма к закону «Об обеспечении прав и свобод и правовой режим на временно оккупированной территории» — закон, который касается Крыма. Нормы, которые направлены на крымчан, должны быть, если уж на него ссылаться, несколько расширенными нормами, которые содержаться в законе О временных мерах на период проведения АТО, в законе О свободной экономической зоне «Крым». Там есть некоторые вопросы о реализации экономических прав. Мы не возражаем, чтобы он был изменен и расширен на жителей отдельных территорий Донецкой и Луганской областей, но он должен быть доработан. В законе, который был сегодня проголосован в первом чтении, должны бы были быть, например, правки в этот базовый закон.

Суть законопроекта и процедура его продвижения — это два разных вопроса. Законопроект не пробыл в Раде и двух суток.

Татьяна Курманова: Большинство нардепов его не видели, я уже не говорю об общественности.

Алена Лунева: Да. Потому что, например, в переходных положениях много вопросов, связанных с реализацией права на местное самоуправление, с военно-гражданскими администрациями, с внесением изменении в закон Украины о Правовом режиме военного положения. Поэтому необходимо сравнить несколько законов. Боюсь с вечера четвертого числа, когда законопроект стал доступным к прочтению, депутаты не могли ознакомиться с ними.

Татьяна Курманова: Для чего было такое принятие законопроекта, не дав ознакомиться и не обсудив?

Алена Лунева: Мы тоже ломаем голову над тем, зачем это было нужно. Не хочется думать, что законопроект «подстилает соломку» на случай, если вдруг захочется ввести военное положение на отдельных территориях Донецкой и Луганской области. Такие выводы напрашиваются. Само по себе военное положение в какой-то мере в отдельных регионах может быть оправдано. Но мы могли бы переживать относительно злоупотребления права на реализацию этого закона, который касается введения военного положения. Это предусматривает ограничение ряда прав. И тут можно говорить о свободе собраний, деятельности политических партий и так далее. Не хочется думать, что его пытаются проталкивать таким образом, чтобы использовать в своих целях возможность введения военного положения.

Проблема в том, что по поводу понятия «агрессия», необходимости его внедрения в украинское законодательство есть дискуссии, как и по поводу признания территорий временно оккупированными. В гуманитарном праве считается, что признание территорий таковыми и с таким статусом, условно, сепарирует их от территории Украины. А это усложняет возвращение и реинтеграцию этих территорий. Поэтому до последнего гуманитарные организации настаивали на том, что, возможно, не стоит прописывать в национальном законодательстве особый статус для этих территорий.

Для гарантирования реализации прав людей, которые проживают на временно неподконтрольной украинскому правительству территории, не обязательно их как-то называть. С политической точки зрения заявлять свою позицию нужно. Если мы говорим про реализацию и гарантирование прав, не обязательно именовать территории оккупированными, в этом нет особого смысла для внутреннего закона. Это необходимо для декларирования политической воли и позиции что у нас в стране, этого требует и общество, чтобы было сказано, что у нас происходит три года.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Опубликовано Громадське Радiо